1. Имя персонажа Аугусто Чезаре Сфорца. В миру (среди магглов) известен как Аугусто делла Сфорца

2. Дата рождения, возраст 15 августа 1938г. Полных лет- 33

3. Национальность итальянец.

4. Статус крови чистокровен (официально)/фактически -магглорожденный

5. Биография
Мать (приемная) Эвангелина Мария (в дев.Борджиа)
Отец (приемный) Доменико Алессандро
Старший брат Никколо (38 лет) есть дети (Джакомо (15 лет)и Лючия(8 лет)-супруга Аннелиза(36 лет) (в дев.Баумгартнер)
Средний брат - Марио (35 лет) есть дети (Чезаре (12 лет) и Иоанн (8 лет), супруга Мария (33 г) (в дев.Торричелли)
Семейство Сфорца ди Милано  имеет достаточно хорошо известную репутацию. Так исторически сложилось, что  среди князей рода Да Милано делла Сфорца встречались как садисты и убийцы, так и вполне «вменяемые» хоть и с фанатическим «душком» лица, и да разумеется правители (слов из песни не выкинуть) и кардиналы. Но, одно точно можно сказать. В отличие от английских и в большинстве случаев французских магов, род Сфорца никогда принародно не отрекался от маггловской ветви, родственной им по крови, но «забыл» о той. Что характерно, сливать свою кровь с кровью не имеющих дара, Сфорца ни разу не сливали, но также и не отрицали наличия младшей ветви рода «пресекшейся в прошлом». А если и заходил разговор, то маги-Сфорца стояли на том, что это де однофамильцы. Но, стоило в младшей ветви появиться ребенку с талантом к магии, как его из семьи магглов-«однофальцев»  еще в младенчестве изымали и в дальнейшем, не отделяя от родных по крови детей, также воспитывали «истинными Сфорца», что подчас в прошлом позволяло продолжить род.

Епископ Падуанский Аугусто делла Сфорца третий и самый младший из наследников Доменико Сфорца хоть и воспитан как чистокровный, однако, по крови являлся, до своего принятия в род (которое произошло на второй день его появления в имении магов), магглорожденным. И чтобы исправить сей «недостаток», именно тогда, в младенчестве, прошел процедуру принятия в род, а точнее в старшую ветвь рода Сфорца. Родословное древо Сфорца приняло этот «побег» и «привило» тот к старшему в роду.*

*

При этом, стоит особо уточнить о древней магии рода. При проведении ритуала принятия в род, воспоминания у супруги главы рода и у него самого касаемо происхождения младенца стираются, и чета, в дальнейшем искренне считает новорожденного своим ребенком, не делая различий между своими кровными детьми и приемышем. Но сама магия этого ритуала может свободно влиять на участвующих в событии магов-родителей и ребенка при обязательном условии. Ребенку должно быть не более полугода от роду, и между приемными родителями должно быть, хотя бы на словах, согласие о проведении ритуала, без влияния на свободу воли- в этом случае знания о применении ритуала медленно стираются, а точнее просто пропадают, не оставляя характерных "следов" в ментальном плане из памяти приемных родителей в течении 3-х часов.


Разумеется, об истинном происхождении нового Сфорца родители вначале знали (на протяжении 3 часов),а потом  забыли. Их кровные дети и остальные представители магической Италии свято уверены в том, что Аугусто сын Доменика Сфорца и  самый младший в их роду и семье.

Отлично осознавая, что ему ничего не светит в плане наследования (ибо римское право все однозначно отдает старшему из наследников), юноша, с успехом окончив частную школу на Кипре а затем и Падуанский городской Университет счел, что по установившейся в роду традиции, ему стоит обратить внимание в сторону Церкви.
Нельзя сказать, что самому Аугусто так уж нравилась эта идея, но вариант с женитьбой «по интересам» казалась ему… Не то чтобы странной, скорее неприемлемой и донельзя  цинично-меркантильной. Обладая изрядно впечатлительным, и наивно-восторженным складом ума юноша долгое время не мог снять с глаз «розовые очки». Впрочем, слишком долго быть по-детски наивным и морально невинным ему не пришлось. Жизнь – самый лучший учитель от наивности.

Настояв на самостоятельном обучении среди магглов, Аугусто поступил без помощи и пресловутого «благословения» родителей в духовную семинарию  Падуи. Родители с трудом но приняли желание сына к самостоятельности, что однако не означало, их одобрения. Учеба юноше давалась легко. Если брать только и исключительно часы обучения, но не общения с сверстниками. Из-за своей «странности» Аугусто избегали многие соученики, а он даже не пытался преодолеть расползающуюся в общении с ними пропасть, ибо просто не видел той. Не осознавал, что его-боялись. Боялись лаконичных и точных формулировок, боялись его странностей. Немногие друзья-магглы были также свято уверены, что юному Сфорца прямая дорога, как и его предкам, в сан не меньше чем кардинальский. Ибо в роду Сфорца были и папы и князья Церкви.
Успешное окончание маггловской семинарии на многое ему открыло глаза.
Так и дальше бы мерно и спокойно текла жизнь мага, если бы не… Интриги. Именно благодаря интригам драгоценных родственников он и оказался в Ватикане.
«Церковь и Интриги. Везде одно и тоже», примерно так можно охарактеризовать «пробуждение» и Аугусто приняв этот постулат смирился с тем, что его судьба видеть эти интриги и- участвовать в них.

Поскольку ему не слишком импонировало участие в интригах, то весь свой пыл он пустил на изучение богословских, и прочих, необходимых для священнослужителя, дисциплин начиная от Закона Божия и завершая расшифровкой древнеарамейских текстов.
Нежелание участвовать в интригах и политике было весьма сильно оценено кардиналом Пьезотти, которому требовался «крепкий тыл» заинтересовавшегося юным Сфорца.
Помня про историю герцогов да Милано делла Сфорца и их связью с Церковью,  кардинал приблизил юного викария к себе, и спустя некоторое время дал остальным священнослужителям, служившим в его приходе, ясно понять, что нашел себе «наследника». С этого времени на Аугусто навалилось изрядно сугубо служебных дел и заниматься на досуге изысканиями стало в разы сложнее до момента предложения возглавить в Падуанском городском университете кафедру Зельеделия, колдомедицины и алхимии.
Через 2 года после своего рукоположения в сан, викарий, при поддержке кардинала начал с успехом  подниматься по иерархической лестнице, и в результате чего стал его «личным секретарем»,  в свободное время продолжая свои колдомедицинские и алхимические практики до тех пор пока о тех не стало известно кардиналу.
После своего прибытия в Ватикан он, как личный секретарь кардинала Пьезотти и рукоположенный священник  занял место и должность почившего епископа Падуанского, и уже в этой роли, с благословения своего покровителя, стал профессором Падуанского городского университета.
Спустя 11 лет после вышеперечисленных событий Аугусто случайно став свидетелем одного разговора осознал, что взлет его карьеры также означает и гибель его покровителя. Решение изменить ситуацию в пользу доверяющего ему мага было хоть и спонтанным, но отнюдь не внезапным. Решение же уехать у самого священника совпало со сведениями о том, что в приходе расположенном поблизости от Дурмстранга умер викарий и некому его заменить. После разговора с покровителем-кардиналом  Аугусто вызвался «временно заместить почившего викария», дабы у того была возможность маневра. Это предложение молодого священника вызвало у его покровителя только улыбку (ибо Пьезотти отлично знал о чем тот его извещал) а потом кардинал пригласил епископа на частный разговор  с главой Церкви. Темой общения стала политика и роль Церкви на ту. Политическая напряженность в Германии Курии была  непонятна и потому казалась заслуживающей внимания.
Именно после этого самого разговора Сфорца и  согласился стать «глазами и ушами Церкви», и также продолжить свои научные изыскания на пользу подрастающему поколению, также передавая кардиналу и Папе информацию, заслуживающую внимания. У него не было полномочий позволяющих жестко и однозначно определять политику Церкви в конкретных вопросах, но исключительно право Наблюдать, Оценивать и Извещать.
Также стоит уточнить, что среди умений преподавать колдомедицину, зельеделие и алхимию падре вполне способен без помощи палочки магически обследовать пациента и-лечить, впрочем последнее отнимает у него изрядно сил а иногда и вовсе может довести до обморока.

6. Характер
Характер у Аугусто,  мягкий и достаточно неконфликтный. Священнику не чужды справедливость, жалость и доброта. Впрочем, обладая трезвым и излишне цинично-практичным умом, канонник вполне способен поступить жестко, но ни разу он не был жесток. Его жесткость носит подчас воспитательный и побуждающий характер.  Аугусто первым придет на помощь, вне зависимости маг перед ним или маггл, если сам он видит, что кому-либо нужна его поддержка. Причем помощь может носить как непосредственный характер(например как перевязка), так и выглядеть как увещевание священника.
Вообще ему глубоко не понятен разрыв между магами и магглами, но свои мысли и мнение мужчина держит при себе, слишком хорошо понимая, что подобное «вольнодумство» больно ударит по самым дорогим для него людям- матери и отцу и принесет ему самому в дальнейшем проблемы.
Интриги. Если и есть что-то, что вызывало бы у него ярую неприязнь, то это именно что интриги. Впрочем, сам он не совсем чужд интригам, ибо неприятие еще не означает  отказ от них. Просто все его интриги направлены по большей части на пользу тех, кто не может о себе позаботиться, но не себя и своего продвижения лично. Его считают «цепным псом Пьезотти» и это, в общем, достаточно справедливо, ибо по матери этот кардинал приходится ему дядей. Честный, но изрядно скрытый маг не старается казаться ни лучше, ни хуже чем он есть. Вспыльчив но отходчив, предпочитает видеть ситуацию в комплексе, не разбирая ту на "винтики". Интриговать не то чтобы не умеет, просто интриги его раздражают. До крайности педантичен и обладает весьма  и весьма своеобразным чувством юмора частенько скатывающегося к определению "черный". О своих личных пристрастиях говорить не любит но внимательно слушает о чем говорят в его присутствии и делает вполне определенные выводы. Свое мнение высказывать старается крайне аккуратно и осторожно.
Обязанности он исполняет если и не скрупулезно, то очень и очень аккуратно, ибо считает работу священника призванием и относится соответственно. Невзаимная любовь, толкнувшая его в объятия Церкви,  не ожесточила его, но характер мага приобрел отчетливо меланхоличный  вид. В обществе магов он держится как и положено истинному Сфорца, благо причин думать/считать обратное у него нет и никогда не было.

7. Боггарт громадный "американский" таракан.

8. Еиналеж Себя самого с волшебной палочкой в руке и котлом для варки зелий в другой в окружении учеников.

9. Амортенция миндаль, мята и лайм

10. Внешность
Высокий, соразмерно сложенный, жилистый, гибкий и весьма подвижный молодой мужчина. Цвет глаз светло-голубой с стальным оттенком. Волосы темно-каштановые на солнце отливают в рыжину. Нос прямой, несколько более широковат, чем принято по канонам классической красоты.  Черты лица в целом правильные, хотя и лишены той невыносимой « строгой правильности».  Губы умеренной полноты, узковаты, улыбка хоть и достаточно часто на них появляется, но вызывает впечатление излишней самоуглубленности. Движения не размашистые, плавные и вызывают впечатление  скуповато-завершенных. Походка не быстрая и торопливо-суетливая а размеренная и спокойная. Одежда -рясоподобная мантия темно-синего цвета, чаще черная с синим или лиловым кантом классического покроя принятого в Ватикане.
11. Имя модели для аватара, ссылка на исходник
Ewan Mcgregor

исходники

http://static.diary.ru/userdir/3/0/4/7/3047498/75849683.jpg
http://oboi.kards.qip.ru/images/wallpap … 24_768.jpg
http://1.bp.blogspot.com/-SObgeLPe5L0/T … ns_004.jpg

12. Палочка (Заполняется после отыгрыша)

13. Домашние животные Черный книззл (самка) Асфодель, с белым «галстучком» на груди и рыжими «носочками» на лапках.

14. Распределение и факультеты -

15. Связь с вами Сова с рекомендательным письмом отправлена  к директору.

Отредактировано Аугусто делла Сфорца (2018-12-29 03:19:12)